Президент РФ Владимир Путин провел совещание, где обсуждалось, как экономическими средствами добить Украину. Об этом говорится в материале «Зеркала недели» и журналиста Владимира Кравченко.

Грянет ли буря на Черном море? И если да, на сколько баллов будет этот шторм?

На днях Россия усилила свое военное присутствие в Черном море, перебросив десантные и артиллерийские корабли Каспийской флотилии. Одновременно Москва объявила о закрытии с 24 апреля по 31 октября трех участков черноморской акватории для иностранных военных кораблей и государственных судов из-за проведения там военных учений. Этот запрет пока не касается коммерческого судоходства, но распространяется на украинские военные корабли и суда портового флота (в основном это буксиры).

Что важно — Россия закрыла участок Черного моря возле Керченского пролива, официально перекрыв туда доступ нашему военному флоту, чем нарушила положения договора между Российской Федерацией и Украиной о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива, подписанного в 2003 году.

Подобные действия Кремля в Азово-Черноморском бассейне вызывают чрезвычайную обеспокоенность нашей страны и ее западных партнеров. Киев говорит об узурпации РФ суверенных прав Украины как прибрежного государства и обвиняет Москву в продолжении агрессии. В свою очередь в Вашингтоне выразили «особую тревогу» решением россиян блокировать проход иностранных кораблей в некоторых частях Черного моря и отметили, что это представляет собой еще одну неспровоцированную эскалацию в продолжающейся кампании Москвы по подрыву и дестабилизации Украины. Соответствующие заявления сделали в ЕС и НАТО.

Так что же происходит в Азово-Черноморском бассейне? Ведь понятно, что российские военные не будут все эти полгода безостановочно проводить учения.

Наиболее распространенное объяснение таково: Москва стремится своими действиями в Черном море, при одновременном наращивании войск в Крыму и на восточных границах Украины, поднять ставки в игре с Вашингтоном, пытаясь также оказать давление на украинское руководство. Нельзя исключать и подготовку россиян к проведению десантных операций на украинском побережье Черного и Азовского морей. Но вполне возможно, что Кремль готовится реализовать иной план.

По информации ZN.UA, не так давно Путин провел совещание, где обсуждалось, как экономическими средствами добить Украину. Решили пойти двумя путями.

Первый: Путин дал команду достроить «Северный поток-2» за пять месяцев, пока у власти в Германии остается Ангела Меркель, заинтересованная в реализации этого проекта. Одним из последствий ввода в действие газопровода должно стать прекращение транзита российского газа через территорию Украины, что приведет к уменьшению поступлений в украинский бюджет.

Второй: установление экономической блокады украинских портов, что должно ухудшить экономическую и социально-политическую ситуацию в украинской части Азово-Черноморского бассейна. (Напомним, в этих районах Украины сильны пророссийские настроения.)

Подтвердить эту информацию из альтернативного источника не удалось. Тем не менее, хотя планы завершить строительство газопровода в пятимесячный срок и выглядят малореалистичными, идея блокады украинских морских портов — Одесса, «Чорноморськ», «Південний», Очаков, Херсон, Николаев, Бердянск, Мариуполь — вполне осуществима. Как констатировал в комментарии ZN.UA эксперт Центра оборонных стратегий, бывший замначальника штаба ВМС Украины Андрей Рыженко, Россия уже создала условия для реализации подобного сценария.

После оккупации Россией Крыма и прилегающих к нему территориальных вод для беспрепятственного гражданского судоходства в украинские порты на черноморском побережье осталась лишь 27-мильная морская полоса между островом Змеиный и самоподъемной буровой установкой «Таврида», захваченной россиянами в 2014 году. Эта полоса контролируется специально развернутыми российскими военными подразделениями с соответствующим вооружением и средствами наблюдения.

— В этих условиях блокадные действия РФ в указанном районе не требуют значительного наращивания сил. Для контроля достаточно двух кораблей. Для блокады понадобится чуть больше. Но угроза может быть реализована в любое удобное для Кремля время. И блокада будет иметь серьезные последствия для внешней торговли Украины и ее экономики. При этом во время блокадных действий могут использоваться скрытые методы вооруженной борьбы. В частности, применение мин и подводных диверсионных сил и средств, — отметил Андрей Рыженко.

Россияне могут формально даже не нарушить международное морское право, закрывая для судоходства участок международных вод. Конвенция по охране человеческой жизни на море (SOLAS) в главе 5 определяет ситуации, при которых можно ограничить проход кораблей. Например, в случае повреждения огней, туманных сигналов и буев, обеспечивающих плавание по основным судоходным путям; дрейфующих мин; проведения военно-морских учений или подводных работ; установки морских сооружений на судоходных путях или вблизи них и т.д.

В общем, для России, манипулирующей международным правом, найти повод ограничить коммерческое судоходство — не проблема. При этом не существует временных ограничений на запрет прохождения судов. Это может быть день, неделя, месяц, полгода, год…

Безусловно, маршрут, пролегающий через 27-мильную зону между островом Змеиный и платформой «Таврида», не единственный путь в украинские морские порты. Но этот коридор — рекомендованный Международной морской организацией (IMO) для международного судоходства. И хотя корабли могут проложить маршрут западнее острова Змеиный, однако он будет более дорогостоящим и опасным для судоходства из-за относительно небольших глубин в этой части Черного моря. Да и захотят ли судовладельцы отправлять свои корабли в наши порты в случае усиления угрозы дестабилизации в регионе?

Заблокировать же украинские порты Бердянск и Мариуполь в Приазовье для России еще проще. Единственный морской путь к ним из мирового океана проходит через Керченский пролив. А чтобы усилить военно-экономическое давление на украинское Приазовье россиянам даже не нужно закрывать пролив для прохода торговых кораблей. Достаточно создавать искусственные простои при прохождении суден по Керчь-Еникальскому каналу, что приведет к существенному удорожанию фрахтинга.

Собственно этим россияне и занимаются в последние годы: время ожидания суден, направляющихся в украинские порты, намного превышает время ожидания кораблей, идущих в российские порты Азовского моря. Подобные действия России стали одной из основных причин падения перевалки грузов в мариупольском и бердянском портах. При этом грузооборот российских портов этого региона вырос.

В общем Москва постепенно превращает Азовское море в свое внутреннее озеро. При этом россияне могут закрыть для прохода кораблей фактически любой участок акватории Азова. Ведь украино-российский договор о сотрудничестве в использовании Азовского моря и Керченского пролива 2003 года зафиксировал, что эти акватории «исторически являются внутренними водами» двух стран, а двустороннее соглашение о разграничении азово-керченской акватории так и не было подписано.

Физико-географические условия, в частности незначительные расстояния до российского побережья, способствуют проведению морской блокады украинских портов Мариуполь и Бердянск. Андрей Рыженко полагает, что лучшим противоблокадным средством для Украины было бы наличие противокорабельных ракет, что имело бы сдерживающий фактор для размещения флота противника вдоль морских границ нашей страны.

Но в ситуации, когда украинские ВМС и пограничная служба не располагают военными и техническими возможностями жестко отстаивать суверенитет Украины в Азово-Черноморском бассейне, а у руководства государства отсутствует желание усиливать риски вооруженного столкновения, у Киева не так много инструментов для противостояния действиям Москвы. Эти средства защиты — преимущественно дипломатические и политико-правовые.

Так, в разговоре с ZN.UA директор Украинского института морского права и безопасности Богдан Устименко предложил, чтобы Киев пошел на упреждающие шаги и, исходя из статьи 25 Конвенции ООН по морскому праву, создал временный морской режимный район вокруг оккупированной АРК, предусматривающий запрет на заходы суден в крымские порты: «Этот режим, который действовал бы до деоккупации полуострова, необходимо наложить на всю ширину территориального моря Украины вокруг Крыма».

Устименко также призывает Киев «признать ничтожным украино-российский договор 2003 года» и, как и многие другие эксперты, полагает, что помочь Киеву в защите своих интересов в азово-керченской акватории могла бы делимитация границы в Азовском и Черном морях и Керченском проливе, которую признало бы международное сообщество.

Так что же делать с украино-российским договором 2003 года? В Киеве нет единого мнения о дальнейшей судьбе этого соглашения. Каждый из вариантов решения — сохранять договор или денонсировать его — имеет свои плюсы и минусы.

До недавнего времени одним из основных аргументов в пользу его сохранения был наш иск в Арбитражный трибунал, который рассматривает дело о нарушении Россией прав Украины как прибрежного государства в Керченском проливе, Черном и Азовском морях. В Киеве боялись, что денонсация отрицательно скажется на нашей позиции в суде. Вполне возможно, что и в Москве не стремятся выйти из договора из-за опасений, что это негативно повлияет на весомость российских доводов в арбитраже.

Дело в том, что хотя украино-российской договор и определяет, что Азовское море и Керченский пролив «исторически являются внутренними водами» Украины и России, украинская дипломатия утверждала: поскольку практически ни одно положение договора 2003 года не было выполнено, поэтому и на море, и на пролив распространяется действие Конвенции ООН (в отличие от международных вод, где существует свобода судоходства, на внутренние воды распространяется суверенитет прибрежного государства).

Несмотря на то, что в феврале 2020 года Арбитражный трибунал признал свою юрисдикцию по ряду вопросов украинского иска, суд так и не принял решения по статусу Азовского моря и Керченского пролива. Поэтому некоторые юристы-международники высказывают опасения, что денонсация украино-российского договора 2003 года будет иметь существенное влияние на рассмотрение арбитрами вопроса о том, является азово-керченская акватория международными или внутренними водами.

Ряд собеседников также полагает: денонсация договора лишает Россию даже формального обязательства соблюдать статью 2, предусматривающую свободу судоходства для украинских военных и торговых кораблей в Азовском море и Керченском проливе. Они также предполагают, что расторжение договора приведет к тому, что Москва тут же объявит о своем суверенитете над проливом.

В свою очередь сторонники денонсации отмечают: Россия и так не соблюдает условия договора. И в качестве примера приводят нынешнюю историю с ограничением судоходства в районе Керченского пролива. К тому же отсутствие общепризнанной границы в Азовском море создает ряд потенциальных военных угроз для нашей страны.

— При наличии статуса внутренних вод и при одновременном отсутствии в Азовском море делимитации границы существует возможность беспрепятственного и скрытого установления российскими судами мин вплотную к нашему азовскому побережью, а также действий российских боевых подводных пловцов в портах и прибрежной зоне. Кроме того, отсутствие территориальных вод означает, что рубеж открытия огня по агрессору на воде и в воздухе стал фактически на 12 миль меньше и теперь он проходит по нашей береговой линии, — отмечает Андрей Рыженко.

Действия россиян создают угрозу как украинской инфраструктуре в Азово-Черноморском бассейне, так и торговым путям в международных водах. Устранить опасность и подтвердить право свободы судоходства — в интересах не только Украины и других причерноморских держав — Болгарии, Грузии, Румынии и Турции, но также для Соединенных Штатов и Великобритании.

Конечно же, было бы неплохо, если бы наши западные партнеры приняли решение о временном развертывании в Черном море совместной операции по патрулированию морских путей в черноморские порты Украины. Поддержкой Киеву стало бы, считает президент Центра глобалистики «Стратегия XXI» Михаил Гончар, и недвусмысленное предупреждение Вашингтона Москве: в случае блокады российскими кораблями украинских портов американский 6-й флот блокирует сирийский порт Тартус, где размещен пункт материально-технического обеспечения ВМФ России.

Однако пока эти сценарии выглядят фантастическими. Более реально, что Лондон и Вашингтон увеличат количество военных кораблей в Черноморском регионе, тем самым сужая возможности России действовать более агрессивно. Но если американцы отказались от ранее заявленных планов отправить два ракетных эсминца в Черное море, аргументируя это желанием «избежать ненужной эскалации», то британцы намерены разместить в регионе два корабля, чтобы продемонстрировать солидарность с Украиной.

Впрочем, это символическое присутствие британского флота вряд ли остановит россиян от агрессивных действий, если в Кремле примут решение наглухо запереть украинские порты.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *